You are viewing ozareniye

Tired of ads? Upgrade to paid account and never see ads again!

Previous Entry | Next Entry




Мой папа с детства отличался особенным даром в сферах математики, физики и астрономии. Он мог решить любую математическую задачу, какой бы сложной она не была. Астрономом он не стал, лишь потому, что, согласно ему словам, по ночам он предпочитал спать.

В молодости отец преподавал немного в университете, но ему это не очень нравилось. В прошлом году, мой муж прислал мне страничку в википедии о известном учёном, математике позапрошлого столетия, Карле Фридрихе Гауссе и я сразу же узнала в нём моего папу. Увидев фотографию его первой жены, я сразу же узнала и мою маму в этой жизни, маленькая головка, тот же взгляд.


(Карл Гаусс в молодости)

(Мина Гаусс, первая жена Карла Гаусса)

А это фотография моей мамы, Натальи Хазановой.




Карл Гаусс получил образование в Университете Гётинген, где он общался с Гёттингенской семёркой (Göttinger Sieben) — группа профессоров Гёттингенского университета, выступивших в 1837 г. с протестом против отмены Конституции королевства Ганновер, и вследствие этого отставленных от службы и высланных из страны. Возглавляющий семёрку профессоров из Университета Гётинген, Дальман Фридрих Кристоф, в этой жизни, как мне видится, Вениамин Хазанов, родственник семьи, и также учёный. В прошлой жизни, Карл Гаусс был тесно связан с этой семёркой учёных, которые в этой жизни являются либо его родственниками, либо друзьями.



(Вениамин Хазанов (слева на фото), Георгий Хазанов (посередине), Александр Хазанов (справа на фото)
(Дальман Фридрих Кристоф)

(Гёттингенская семёрка)

Гёттингенская семёрка: (1) Вильгельм Гримм (2) Якоб Гримм(3) Вильгельм Эдуард Альбрехт (4) Фридрих Христоф Дальманн (5) Георг Готфрид Гервинус (6) Вильгельм Эдуард Вебер (7) Генрих Георг Август Эвальд

Кстати Георг Гервинус мне отдалённо напоминает моего брата Георгия в этой жизни. Отец рассказывал, что когда Гарик встретился с Вениамином (Фридрихом Дальманном) то они очень хорошо ладили, много говорили о науке, медицине, как будто знали друг друга из прошлого. Георг Гервинус на фото во втором ряду справа.


(Георгий)

Другой член семёрки, это Генри Эуалд, востоковед и теолог. В этой жизни, как мне видится, это Владимир Агранат, друг семьи, учёный с особым интересом к теологии. В прошлой жизни он был мужем одной из дочерей Карла Гаусса, Вельмине. Вероятно это жена Владимира, Татьяна, с которой у моего отца также дружеские отношения.

(Владимир Агранат)

(Генрих Эвальд)


Интересно, что в этой жизни, жена Владимира, Татьяна, называет его Вальдемаром, что схоже с его фамилией в прошлом воплощении (Ewald). Интересен также тот факт, что Владимир и Татьяна Агранаты какое то время жили в Израиле в этой жизни, хотя не являются евреями. Одна из работ Генриха Эвальда называется: "Complete Course on the Hebrew Language".

Мой отец в молодости, за учебником математики. Это фотография была опубликована в каком то журнале.


Согласно историческим данным, Карл Гаусс имел тесное сотрудничество с Вильгельмом Эдуардом Вебером, к которому он, в силу разницы в возрасте, относился, как отец. В этой жизни, как мне видится, Эдуард — это Евгений, также один из наших дальних родственников, сейчас проживающий в Торонто, занимающийся наукой, математикой и физикой. Он очень похож на Эдуарда. В последствии в Германии был воздвигнут памятник в честь Гаусса и Эдуарда и отдетльно памятник Карлу Гауссу. В этой жизни мой отец, похоже, немного завидовал Евгению, видимо потому, что Евгений продолжил заниматься наукой, а моему отцу хватило и прошлой жизни. Так как в прошлой жизни отец не имел счастья в семье, его первая жена умерла довольно рано, также, как и вторая (после смерти первой жены Карл впал в депрессию, и в итоге, из чувства долга женился на лучшей подруге своей первой жены, Минне), и с детьми он тоже ссорился, поэтому в этой жизни, он предпочёл работать больше над семейным счастьем нежели над академическими успехами.

(Вебер, Вильгельм Эдуард)


Статуя Вебера и Гаусса

Но, возможно, самый интересный момент начинается тут. В этой жизни, в серединном возрасте, мой отец внезапно оставил мать и уехал на Украину где встретил другую женщину, с которой у них возник беспокойный роман, который после четырёх лет окончился и отец вернулся к матери, которая к тому времени, из-за душевных страданий, пристрастилась к алкоголю. Забрав маму на Украину, отец по прежнему поддерживал уже больше, как родственные, отношения с другой женщиной, Еленой.

На днях нам довелось пообщаться в Еленой. Когда я прислала ей ссылку на Карла Гауста, она сказала: «Саша меня испугал сходством, как будто бы он в маскарадном костюме», и добавила: «Кстати, мне несколько раз года три назад снился сон, что я вроде бы еще не старая, но вожу очень старого Сашу на какой-то старинной каталке, он как будто очень старый и немощный и в спальном колпаке».

(Тереза Гаусс, дочь Карла Гаусса)

В этой жизни мой отец ещё пока не стар и никогда не носил спального колпака. Так кто же была Елена (другая женщина) в прошлой жизни? Это вероятно была Тереза Гаусс, его дочь от второго брака, которая ухаживала за ним до самой его смерти, и только потом вышла замуж вопреки желаниям родственников. Детей в той жизни у неё не было.

И хотя Тереза Гаусс в этой жизни очень даже красавица, у неё, также, как у Терезы не совсем идентичной формы глаза, то есть кругляшок левого глаза расположен чуть ближе к краю глаза, также, как у Елены в этой жизни.

Вторую жену Карла Гаусса, звали Минной Гаус (Friederica Wilhelmine Waldeck), она также не прожила очень долго, хотя, как и первая жена, родила известному математику 3 детей.


Когда я спросила Елену, если вторая жена Карла, которая была её матерью в прошлой жизни, кого то ей напоминает, она ответила, что напоминает её тетю.

(Вторая жена Карла Гаусса, Минна Гаус)

Другие физиологические предрасположенности и заболевания, которые были у Карла Гаусса, присутствуют и у моего отца в этой жизни, такие, как бессонница, гастрит, от которого он страдал ещё в юности и сердечные боли. Карлу также, как и моему отцу, не нравилось преподавать в Университете. Гаусс научился бегло разговаривать и писать на русском языке и в этой жизни мой отец предпочитает русский язык английскому, хотя знает оба в совершенстве. Обе дочери Гаусса уехали из Германии в Америку, и мы с сестрой в этой жизни также жили в Америке и Канаде (моя сестра до сих пор проживает в Америке).

Гаусс был не только блистательным математиком, но и умелым дельцом и оставил значительное состояние в основном в бонах. На склоне лет Гаусс работал над проектом по расчету пенсий вдов профессоров Геттингенского университета, который занял 6 лет. В этой жизни мой отец имеет особый интерес к финансам, купли-продажи и связанным с этим вычислениям. Кстати любовь к переписке похоже перенеслась через поколения, и я не знаю никого, кто так предрасположен к написанию красочных писем, как мой папа.

Карл Гаусс умер в 1855 году. В этой жизни мой отец родился в 1955 году, также в апреле, как и Карл Гаусс.

Карла Гаусса называют принцем математики, и одним из лучших учёных тысячелетия.

А вот одна из переписок Гаусса со своей любимой женой Ганночкой (Иоганной).

Сначала письмо Иоганны:

«. . . Сердечно сожалею, мой любимый, что мое молчание встревожило тебя, все в нашем доме шло обычным порядком; у меня все хорошо, кроме того, что я скучаю по тебе. Иосиф ни в чем не нуждается, он очень веселый, его новая няня, как я тебе уже сообщала, приехала в пятницу, она очень честная и спокойная, и притом старая дева, но так любит детей, что Иосиф уже с первого же дня освоился с ней, теперь он бывает с ней так же охотно, как и со своей матерью, это, я думаю, залог того, что я могу доверить его ей абсолютно. Ежедневно он ходит гулять и посещает с ней либо наших родственников, либо своих предков, которых целая куча, это ему так нра­вится, что он, выразительно указывая на дверь и топая по направлению к ней, очень ясно это показывает, когда ему надоедает сидеть дома, он стал очень живым, всем он очень нравится; и по словам Эбелинг [няни], никто не верит ее заверениям, что это нежное изящное лицо принадлежит мальчику; 26-го появился, совершенно неза­метно, его седьмой зуб, но зато в воскресение бедный шалун потерял самое ценное, как только подумаю об этом, мне делается неописуемо грустно, но мне пришлось решать быстро, потому что неясно, как долго Эбелинг сможет у нас быть. . . моя нерешительность относительно даты была главной причиной, почему я не написала тебе в пятницу, и еще я думала, что придут письма для тебя, они пришли необычно поздно, после 9.30, я послала письмо, так как Гардинг мог приехать раньше чем ты, извини за плохой конверт, я очень спешу».

Одновременно муж писал жене:

«. . . Все часы, дорогая моя Ганночка, когда я не особенно занят, я не могу употре­бить лучше, чем болтая с тобой, даже если мне нечего сообщить важного. Продолжу рассказ о том, как провожу время в Бремене...».

В письме есть постскриптум, отвечающий на только что пришедшее пись­мо Иоганны:

«Мне доставило очень много радости твое дорогое письмо от 30-го, которое я только что получил. Это наша бесценная удача, что наш сладкий Иосиф может ожидать крити­ческого момента в таких хороших и надежных руках; когда ты получишь это письмо, худшее, наверное, будет уже позади. Уделяет ли он по-прежнему много внимания изучению науки равновесия и движения? Трудности путешествия не повлияли на мое здоровье, но значительная перемена диеты (здесь я ем все те же четыре раза в день, так же, как и дома, и окружающие так же жалуются на мой плохой аппетит) вначале вызвал у меня запоры, с которыми справился слабительный порошок, теперь я начи­наю привыкать к эпикурейскому образу жизни. Ольберс не думает, что лекарство могло особенно помочь против слабости моего желудка, газов и запоров, скорее винный погреб. Диета и образ жизни должны помогать больше всего против такого рода недомоганий. Он считает наше обычное красное вино, столовое, неполезным и думает, что оно могло, даже если оно не вызвало его, резко усилить случающееся у меня сердцебиение. Для моего желудка он рекомендует время от времени стакан­чик мадеры, а для улучшения проходимости - трубку ежедневно перед утренним кофе, в остальном — прогулки и т.п. Мне были бы особенно полезны тепловатые ванны по временам; особенно благотворны, думает он, мне были бы время от вре­мени минеральные воды; кто знает, мы могли бы снова увидеться в Ребурге в буду­щем году. Ольберс с большим интересом отправился бы вместе со мной в Париж; поскольку мы оба не способны оценить французский театр и тому подобное баловство, мы могли бы посетить все стоящее внимания за пару недель, и на все путе­шествие ушло бы примерно пять недель.Сообщение о перемирии между французами и русскими, кажется, подтвердилось, и, возможно, близок мир, но тем временем англичане высадились в Шведской Поме­рании. Безумные времена. Мне пора одеваться. Приходится кончать в спешке. Кланяйся своей матушке и всем нашим друзьям, считай, что я их всех и каждого тут перечислил».

Зная моего папу, он и в этой жизни пишет примерно подобные письма, также имея проблемы с желудком он придаёт особое внимание состоянию здоровья своего физического тела, обычно в деталях описывая меню. И моя мама писала бы подобные письма, сначала извиняясь за молчание (она и в этой жизни не любит писать письма), говоря что скучает. В этой жизни моя мама также большую часть своей жизни посвящает детям и внукам. Мама и в этой жизни относительно нерешительная в принятии решений, и как и положено Козерогам, обращает внимание на числа, даты и время.

(Карл Гаусс на смертном одре в 1855 году)

Книга про Карла Гаусса:

Гаусс. Биографическое исследование

Выдержка из книги Бюлера: "Биографические исследование":


«Гаусс похоронен в Гёттингене. На похоронах, где присутствовали высшие чины правительства и университета, его зять Эвальд назвал гений Гаусса единственным и несравненным. Сарториус приводит эту речь в брошюре «Памяти Гаусса». В числе несших покров был Рихард Дедекинд, в то время двадцатичетырехлетний студент-математик. Для Дедекинда, как и для его предыдущего поколения, память о Гауссе была источником вдохнове­ния на всю жизнь. В нескольких приложениях к лекциям своего учителя Дирихле, Дедекинд объясняет и расширяет последние четыре секции «Ариф­метических исследований». Последнее издание этих «Лекций по теории чисел» (Vorlesungen liber Zahlentheorie)вышло в 1893 году. Большинство ученых, присутствовавших на похоронах, не были матема­тиками; младшие коллеги и ученики, бывшие близки к Гауссу, больше интересовались прикладными исследованиями, чем чистой математикой. Это, конечно, отражает склонности Гаусса в его поздние годы, но и практи­ческий дух времени. В числе представителей младшего поколения, при­сутствовавших на похоронах, были астроном Клинкерфюс, геолог Сарто­риус и несравненный Вебер.

Мозг Гаусса с его, как оказалось, исключительно глубокими и много­
численными извилинами».


В моём понимании Рихард Дедекинд (Дедекинд Рихард Юлиус Вильгельм), это также близкий друг, профессор теоритеческой и математической физики, Марк Соломонович, ныне проживающий в Альберте, Канада.


У Карла Гаусса также было два друга, с кем он поддерживал переписку, они умерли пять лет до смерти Гаусса. Из старых друзей оставались дос­тупны только Герлинг и живой как ртуть — «летучая мышь», как он сам называл себя, — Александр Гумбольдт. Хотя Гумбольдт был значитель­но старше Гаусса, он пережил его и умер в 1859 году в возрасте 90 лет.

Два самых близких друга Гаусса были Шумахер и Линденау. В моём понимании, возможно, Шумахер Генрих Христиан, это Геннадий Коганов, наверное самый близкий друг в этой жизни моего отца. Генадий Коганов работает профессором в департаменте физики в Университете Беер Шева в Израиле. Но я не могу точно утверждать в этом случае, что это именно он.


В одной из моих статей про регрессию в прошлые жизни, приводится регрессия женщины, которые вспоминает свою прошлую жизнь в образе великого русского учёного, Михаила Ломоносова. Она в деталях описывает его бытие, его поиски, его работу и круг общения упоминая даже такие детали, как зависть императрицы его таланту. Несмотря на большую известность и талант в прошлой жизни, в этой жизни этой женщины пришлось хлебнуть не мало горя в семейной жизни, и она так и не развила свой талант, бросив университет. Душа проходит множество этапов развития, и что хорошо на одном этапе, не обязательно проявится или будет полезным на другом этапе.

Регрессия в прошлые жизни. Тяжёлое детство. Прошлая жизнь в образе учёного Михаила Ломоносова

http://ozareniye.livejournal.com/45798.html

Эта статья приведена, просто как набросок, чтобы показать, что человек не живёт лишь одну жизнь. В дальнейшем, возможно, я пополню эту статью с поступлением дополнительной информацией о связях Карл Гаусса.

Закончу цитатой Учителя Ли Хунчжи:

«Настоящей жизнью человека является Юаньшэнь (душа), и та мать, которая родила твой Юаньшэнь, и есть настоящая твоя мать. В шести кругах перевоплощений находятся твои бесчисленные матери, возможно, они люди, а, может быть, и нет. Во всех твоих перерождениях твои дети тоже бесчисленны. Кто твоя мать, кто твои дети – после смерти никто никого не узнает, и ты всё равно должен погасить совершённые тобой грехи. Люди живут в заблуждении и никак не могут оставить эти вещи. Кто-то не может освободиться от привязанности к своему ребёнку, считая его самым лучшим; но вот ребёнок умер, и какая замечательная у него мать, но тоже умерла. Человек убит горем и просто хочет идти за ними. Ты и не подумал, разве это не мучить тебя пришли? Таким образом тебя хотят выбить из колеи нормальной жизни».

И напоследок, это вероятно моя сестра, Анечка, в одной из своих прошлых жизней, которая продолжает заниматься наукой в настоящей жизни.

Latest Month

November 2014
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel